ОТР, программа "Отражение": Интервью президента АРБ Гарегина Тосуняна

ОТР, программа "Отражение": Интервью президента АРБ Гарегина Тосуняна
17 Ноября 2016

Константин Чуриков: Ну, и вот наша  финальная сегодняшняя тема. Дело в том, что не так давно Центробанк опубликовал исследование, оно называется обзором финансовой доступности, из которого следует, что вот сейчас в погоне за высокими процентами по депозиту ряд граждан (пока их количество не так много, но тенденция есть) стали доверять свои деньги микрофинансовым организациям. И, собственно, туда они их несут в надежде получить бОльшие проценты, но тут много своих "но" и подводных камней. Сейчас будем выяснять, в чем тут проблема и как не обжечься ине потерять деньги. У нас в студии Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков. Гарегин Ашотович, здравствуйте.

 

Гарегин Тосунян: Добрый день.

 

Оксана Галькевич: Гарегин Ашотович, здравствуйте. Ну, вы знаете, мы, когда говорим про микрофинансовые организации, надо сказать, что репутация у них не самая положительная, не самая приличная. В основном, , говорим о том, как сложно с ними иметь дело. И вот в этой информации от Центрального банка, с которой начал Костя, говорится о том, что среди тех людей, которые несут свои сбережения в микрофинансовые организации сейчас, достаточно много пенсионеров, людей с ограниченными возможностями, , поэтому тревожно, поэтому мы и хотим с вами об этом поговорить.

 

Гарегин Тосунян: Знаете, надонемного уточнить . Дело в том, что если это микрофинансовая организация, которая зарегистрирована официально,  - это один статус. Они имеют право на жизнь.Их деятельность теперь регламентирована законом, и надзор осуществляет мегарегулятор. Если это микрофинансовые организации, которые работают, не имея официального статуса, то это очень большие риски, уже многократно превышающиеопасности , связанные с зарегистрированными микрофинансовыми организациями. Потому что риски официальных микрофинансовых организаций, конечно, отличаются от банковских рисков, хотя сейчас банки тоже иногда оказываются несостоятельными. Есть банки и банковская ответственность – это жестко регламентируемая деятельность , и ежедневный надзор, и довольно жесткие требования к банкам. Но с банками, естественно, процедуры более сложные: и оформления вкладов, и депозитов.

 

Оксана Галькевич: Подпиши договор, кредиты.

 

Гарегин Тосунян: И кредиты там сложнее получить: там много требований, требуется кредитная история. Микрофинансовые организации только недавно стали поднадзорными, и поэтому режим пока недостаточнорегулируется . Ну, и в принципе, он более либеральный. И организации, которые именуют себя микрофинансовыми, но таковыми не являются, выдают займы, привлекают средства клиентов. Кстати, они не имеют права привлекать средства клиентов, потому что делать это  имеют право только микрофинансовые организации, которые привлекают не меньше полутора миллионов, и те, которые зарегистрированы с капиталом, если я не ошибаюсь, у них минимальный барьер – это 70 миллионов, чтобы они имели право привлекать капитал, вклады. Но в отличие от банков, эти вклады не гарантируются государством, не попадают под систему страхования, и поэтому тот миллион четыреста, который гарантируется банками, - он, в общем-то, отнесенный в микрофинансовую организацию, может быть легко потерян. Так что есть эти риски, но если говорить о малоимущих,далеко не у всех есть полтора миллиона, чтобы сделать вклад .

Оксана Галькевич: Да, это уже не малоимущие.

 

Гарегин Тосунян: И поэтому бывают и мухлежи тоже, связанные с тем, что если у вас нет этих денег, то ничего, приносите их

 

Оксана Галькевич: Приносите то, что есть.

 

Гарегин Тосунян: Да, начинаются уже всякого рода сомнительные предложения. Надо быть максимально осторожными, люди этого не понимают, попадая именно на "крючок" быстроты. Вот быстро разместили – на "крючок" высоких процентов. Высокие проценты пообещали. Банки в этом смысле не могут предложить высокие проценты, по той простой причине, что Центральный банк очень жестко регламентирует процентную ставку, это считается публичным договором, а не займом – это вклад. А у микрофинансовых институтов это не вклад.

 

Константин Чуриков: А, вот такая форма специфическая.

 

Гарегин Тосунян: Гражданский заем.

 

Оксана Галькевич: Черт в деталях.

 

Гарегин Тосунян: Поэтому разные статусы. И публичность тоже очень важна. Если банк предлагает ставку, допустим, по вкладу 10%, то это для всех. Он не может вам предложить 10%, а, допустим, Константину 15%, а еще кому-то 25%. Это публичный договор.

 

Константин Чуриков: А за счет чего эти микрофинансовые организации, если мы говорим о вполне такой себе зарегистрированной, легальной организации, могут предлагать куда более высокие проценты.

 

Оксана Галькевич: Чем банки.

 

Гарегин Тосунян: За счет более высоких процентов, по которым они выдают кредиты.

 

Оксана Галькевич: И за счет высоких оборотов, да?

 

Гарегин Тосунян:  Дело в том, что и банки могут иметь высокие обороты, но трудоемкость у них меньше, у банков – больше, и ограничения по процентам в том числе выдаваемых кредитов, и по требованиям к выдаваемым кредитам к банкам несоизмеримо более высокий. Потом, по обеспечению этих кредитов несоизмеримо более высокие. А они предлагают высокие ставки по кредитами, люди, когда срочно нужно и за ценой не постоишь, готовы за 5 минут получить. "Когда возвращать –тогда подумаем, как возвращать будем". Ну, и есть крайняя форма микрофинансовых операций – это pay day loans, он в мире во многих странах реализуется, это до получки, вам сейчас конкретно. Вот вам захотелось выпить воду, жажда мучает, вы готовы за эту бутылку воды заплатить в 10 раз больше, в 100 тысяч.

 

Константин Чуриков: Хорошо, если воду.

 

Гарегин Тосунян: Глядя на вас, я смотрю, что водку не предлагаю. Вот вы готовы за любые деньги в данном случае купить. И понятно, это иногда оправдано, потому что вода – хорошо, вот сейчас за эту цену, а потом заплатите. Такого рода услуги финансовые, в принципе, имеют право на жизнь, опять же, если не перебарщивать и не злоупотреблять, когда люди, не знаю, попадают под это и не в состоянии потом удовлетворить требованиям кредиторов.

 

Оксана Галькевич: Ну, кстати говоря, Гарегин Ашотович, это правильная формулировка того, что они так и пишут "до получки".

 

Гарегин Тосунян: Он так и называется в других юрисдикциях – pay day loans.

 

Оксана Галькевич: Дорогие друзья, давайте все же наших телезрителей еще раз призовем. Мы говорим о микрофинансовых организациях, о сложностях взаимоотношений наших с ними и их с нами.

 

Константин Чуриков: И возможных последствиях.

Оксана Галькевич: И возможных последствиях. Уважаемые друзья, пожалуйста, присоединяйтесь: ваши вопросы можно задать в прямом эфире, а можно написать нам на смс-портал. Все номера внизу экрана, все это, что важно, совершенно бесплатно.

 

Константин Чуриков: Гарегин Ашотович, а как, ну, предположим, пенсионеру, человеку, который не очень финансово грамотен, вот так быстро отличить организацию, которая вправе заниматься этой деятельностью, от каких-то сомнительных людей.

 

Гарегин Тосунян: Ну, я надеюсь, что вы имеете в виду в том числе пенсионеров, которые могут зайти на сайт Центрального банка, допустим. Если вы хотите понять официально ли зарегистрирована микрофинансовая организация, имеет ли она статус официальной организации, то заходите на сайт Центрального банка, там, соответственно, находите финансовые рынки, там потом находите надзор за участниками финансового рынка. Дальше спускаетесь в микрофинансирование и дальше – реестр микрофинансовых организаций. Если они в реестр занесены, значит, эта организация имеет статус поднадзорной уже Центральному банку структуры. И в этом случае риски, я уже разницу рисков вам обрисовал, риски, конечно, на порядок выше, чем в банке, но на порядок ниже, на несколько порядков ниже, чем когда вы где-то в подворотне услышали, увидели объявление, что финансовая организация примет у вас вклад по 1000% и так далее.

 

Константин Чуриков: В последнее время мы более-менее в курсе, что происходит на банковском рынке, и ЦБ недавно отчитался, что, в принципе, ситуация улучшается,  но мы не знаем, что сейчас происходит вот на рынке микрофинансовых организаций. Сколько их, какая тут динамика – открывающихся, закрывающихся и так далее.

 

Гарегин Тосунян: На самом деле, титаническая работа проведена Центральным банком, на этом направлении работы целый блок.  Возглавляет этот блок первый зампред Центрального банкаСергей Анатольевич Швецов. Работа идет и с точки зрения подзаконного нормотворчества, регулирующего этот сегмент, и с точки зрения надзорной деятельности, и с точки зрения повышения требований. Микрофинансовых организаций десятки тысяч – это не банки, их гораздо больше. Безусловно, идет процесс, закрытия, но там процедуры сложнее – там нет лицензии. Поэтому вопрос в том, чтобы они соответствовали требованиями и были зарегистрированы должным образом, чтобы можно было отслеживать их работу, их деятельность. Всего два-три года назад принят закон. И надо сначала, не отпугивая людей, выявить и максимально, , ввести эти организации в официальный оборот. И параллельно начать регламентировать так, чтобы этот рынок не ушел в тень.Я в свое время шутил: микрофинансовые институты, вам повезло, что у вас нет регулятора, и в то же время, дорогой регулятор, когда начнете их регулировать, не сделайте так, чтобы этот сегмент рынка умер на корню. В этом смысле очень важно не загонять в тень, ибо вы избыточным регулированием не только ужимаете банковский сектор, но еще можете уничтожить тот сегмент рынка, на который есть спрос. А людям надо дорасти еще до банковского обслуживания и по масштабам, и по размерам.У нас считается, что очень много банков, надо как можно быстрее сократить их количество. На самом деле, когда вы обращаетесь за финансовой услугой, вы видите, что наша страна не насыщена пока финансовыми услугами. Эти структуры выполняют свою позитивную функцию: на маленьком масштабе они, во-первых, формируют культуру обращения, поведения на финансовом рынке, во-вторых, взращивают клиента, добросовестный клиент, если работает с добросовестной микрофинансовой организацией, он, постепенно нарастая масштабом , переходит в более серьезные структуры. Микрофинансовая организация постепенно тоже переходит на другую ступень и заявляет о, допустим, требовании на банковскую лицензию. Это нормальный процесс, когда цветут все цветы, развиваются маленькие участники рынка. Это надо поощрять, культивировать, отсекая те сорняки, которые пытаются на этом рынке всю почву под себя подмять за счет аферы и сомнительных операций.

 

Оксана Галькевич: Гарегин Ашотович, мы все время в таких беседах с такими гостями, как вы, так или иначе сталкиваемся с тем, что надо повышать финансовую грамотность. Очень много разных стереотипов: у кого-то есть склонность, у кого-то ее нет, кто-то хочет, наоборот, спокойно положить в надежный банк. К какой в принципе доходности сейчас в среднем по, может быть, вкладам для тех, кто хочет сохранить или немножечко приумножить, нужно относиться спокойно?

 

Гарегин Тосунян: По первой части вашего вопроса. Финансовая грамотность и склонность к риску – это не антиподы.

Оксана Галькевич: Ну, вот если мы видим в подворотне под 1000% - это уже все-таки должно насторожить.

 

Гарегин Тосунян: Это уже другое. Это уже не склонность к риску – это глупость. Сегодняшний уровень процентов задается в определенном смысле ключевой ставкой Центрального банка, теперь эта ключевая ставка играет очень серьезную роль.

 

Оксана Галькевич: Вот, ключевая ставка Центрального банка.

 

Гарегин Тосунян:  Вот если 10% - ключевая ставка Центрального банка, с учетом многих тех затрат, которые несут банки при выдаче кредита, резервы, страхование, обеспечение, одно, другое, третье. Понятным становится, что кредитная ставка в 15%, ну, 17%, в некоторых случаях по потребкредитованию может быть 20%, но маржинальность – разница между доходами и расходами – у банков она несколько процентов составляет. То есть, если вам кто-то предлагает 100%, допустим, по вкладам, вы должны задуматься, а на чем он заработает эти 100%? Вот он возьмет у вас и дал обязательство вам потом 100% вернуть. А где, на каком рынке он эти деньги разместит, если на рынке деньги стоят 10,15,20%? Все, у вас уже вопрос возникает, и осторожность включается. Другое дело, что когда меньший процент, это тоже надо понимать, какой эта структура имеет авторитет на рынке.Даже если она предлагает 2%, должны задуматься, потому что по вкладам – это тоже ориентир – 10% ключевая ставка, и где-то уровень процентов, выдаваемых банком, по рублям, по вкладам – 8-9-10.

 

Оксана Галькевич: Мне кажется, что уже 10 – это многовато.

 

Гарегин Тосунян: Нет, есть, если на какие-то сроки, правда, бывает так, что на полгода 10% годовых вам готовы дать, а уже на год не готовы. Потому что знают, что могут через год еще снизиться. Но тем не менее, плюс-минус 2%, поэтому вы должны ориентироваться на эти цифры, если вы грамотный человек, вы должны интересоваться. Ключевая ставка – это не такое понятие, которое недоступно широкому кругу пользователей банковских услуг, это уже известное понятие. Вы можете в любой момент узнать, зайдя на сайт АРБ или ЦБ.

 

Константин Чуриков: Светлана из Оренбургской области до нас дозвонилась, давайте послушаем звонок. Светлана, здравствуйте.

 

Светлана: Добрый вечер.  У меня вопрос к президенту Ассоциации. Скажите, пожалуйста, а не считаете ли вы, например, что пора запретить все эти микрозаймы, потому что это уже узаконенный бандитизм. Вот у меня у знакомых сын неработающий, дали ему такой микрозайм, и потом страдала вся семья. Дошло до того, что они приходили и бомбили. Понимаете, средний класс наших работающих россиян не разбираются в этих процентах – 1, 2%. Запретите эти микрозаймы, кому они нужны? Это просто рэкет, узаконенный рэкет для уничтожения населения.

 

Оксана Галькевич: Спасибо, Светлана.

 

Гарегин Тосунян: Я понял, Светлана, вопрос. И понимаю даже ваше возмущение, но только поймите вы тоже другую позицию. Дело в том, что запретами вы далеко не продвинетесь. Можно запретить и микрозаймы, можно запретить и банковский кредит, можно запретить и коллекторскую деятельность, особенно легко, и мы стремимся к запретам, когда мы путаем разные понятия. Если выдан микрозайм, а потом приходит бандит и требует с вас что-то.

 

Константин Чуриков: В бандитской форме.

 

Гарегин Тосунян:   Это бандитизм, это уголовная тема, уголовное правонарушение и требует соответствующей жесткой борьбы со стороны государства. Под каким соусом? Вы могли получить микрозайм, к вам пришел бандит, или кому-то понравилась ваша шуба, и к вам пришел бандит. Или вы купили автомашину в рассрочку, и к вам по этому поводу придет бандит. Это разные темы.Если идти по пути запрета, то тогда надо запретить не только все виды займов, но в принципе лучше, чтобы у людей не было бы ни автомобилей, ни велосипедов, ни займов. Потому что это все риски, что бандиты к вам обратятся. Поэтому давайте разделим две темы, ладно? Финансовые услуги – раз есть спрос, значит, нельзя идти по пути запретов, а нужно идти по пути регламентации.

 

Оксана Галькевич: Гарегин Ашотович, но здесь ситуация вот эта вот, которую телезрительница нам описала… Вопросы к двум сторонам. Молодой человек не работал и пошел за этими деньгами в микрофинансовую организацию, и ему дали, несмотря на то что он не работает.

 

Гарегин Тосунян: А он с удовольствием взял.

 

Оксана Галькевич: А он с удовольствием взял.

 

Гарегин Тосунян: Его никто, наверное, насильно не вылавливал на улице и не говорил: "Возьми кредит, возьми займ".

 

Оксана Галькевич: Но требования к этому человеку не должны предъявляться в микрофинансовых организациях, не должны проверять его на платежеспособность?

 

Гарегин Тосунян:  Как раз здесь и большая разница: если это банк, то он не выдаст вам кредита, пока не изучит вас вдоль и поперек, а МФО, особенно те, о которых я говорил, которые не регламентируются, поскольку они не зарегистрированы и действуют пока в силу того, что есть понятие займ в Гражданском кодексе, и они формально считают себя вправе просто предлагать займы.

 

Константин Чуриков: Но мы все понимаем, что это не очень хорошо?

 

Гарегин Тосунян:  Понимаете, это опять же в некоторых случаях может быть хорошо, если вам понадобилось, оказалось, вы пошли к соседу и взяли у него в долг. Это тоже займ, причем под расписку, причем с условием ему некий процент возвращать. Ну что, давайте запретим: не ходите к соседу. Я беру крайнюю форму.

 

Константин Чуриков: Ну, в этом звонке, мне кажется, рациональное зерно. Женщина сказала, что он не понимает, каковы обязательства по исполнению кредита, объяснять надо.

 

Гарегин Тосунян:  Вообще золотое правило, ребенку с трехлетнего возраста надо объяснять, что если не понимаешь, что это такое, розетка, то не суй туда пальцы, потому что может током ударить. Если не понимаешь, что такое займ, то не суй туда пальцы – может потом дорого обойтись. Это другая тема, это как раз наша с вами функция.Министерство финансов специальную программу реализует по финансовой грамотности, чтобы люди понимали, равно как и юридическая грамотность. Подписываешь документ – прочитай, что там написано, даже если ты его сто раз видел, сто первый раз прочитай его.

 

Константин Чуриков: И звонок у нас еще есть.

 

Оксана Галькевич: Давайте Тамару быстренько послушаем. Тамара, вы в прямом эфире.

 

Тамара: Здравствуйте. Я из Казани с вами разговариваю. У меня дочка брала кредит два года назад в московском банке, я вот сейчас не помню, какое его название. Брала 30 тысяч. 800 тысяч им выплатила, и они ее заели, доели, пока через суд уже адвокат туда включился, разобрался, в чем дело, и вот этот банк отдал дочке моей 150 тысяч, и вот кое-как с ним распутались. Я хочу задать вопрос: а что, нет там ограничений, какой процент им брать, какой нет. Это что такое, какую-то прям долгоиграющую пластинку, получается, у них.

 

Константин Чуриков: Спасибо.

 

Оксана Галькевич: Поняли, спасибо. Вот, кстати, да.

 

Гарегин Тосунян: Вы правы, конечно, ограничений по проценту до недавнего времени вообще не было, сейчас, конечно, есть ограничение по доходности, но, понимаете, вы называете суммы, но вопрос еще и срока. То есть, если там были 10% годовых, - это одно дело, это значит, что за 10 лет набегает 100% процентов. Если процент был 20-25%, то за четыре годы вы уже заплатили двойную сумму, и вас это возмущает в чем-то справедливо, но это условия договора были. Поэтому вопрос в том, что, если там нарушены, действительно, условия договора с одной стороны. С другой стороны, какие-то иные ваши права, то нормальная ситуация, когда вы обратились в суд.Тут нужно еще, чтобы суд тоже обладал финансовой грамотностью, это не всегда происходит, но видите, в данном случае повезло. Суд разобрался, заставил вернуть деньги, а банк этот репутационно сильно пострадал. Если бы вы назвали имя этого банка, вы как раз бы сделали ему антирекламу, очень было бы уместно, если он попытался бы взять в разы больше, а потом суд установил, что это было сделано незаконно. То есть в подавляющем большинстве случаев ситуация достаточно прозрачная, понятная, а вот такого рода отклонения ненормальные, они подрывают репутацию участника рынка, банка. Что греха таить, мы не все тут белые и пушистые, далеко не идеальны наши банки.

 

Оксана Галькевич:  Надо не только какую-то финансовую грамотность, но и зрелость нашим соотечественникам тоже проявлять. Тут нам пишут, что на каждом шагу "возьми, возьми", а вы не берите, друзья. Думайте, читайте договоры, разбирайтесь.

 

Гарегин Тосунян: Вам и колбасу предлагают взять, и просроченный товар иногда подсовывают, но умейте читать и разбираться. В финансовой сфере в особенности это кредо должно быть главнейшим.

 

Константин Чуриков: Мы говорили о микрофинансовых организациях. В студии у нас был Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков. Спасибо.

 

Оксана Галькевич: Спасибо.

 

Гарегин Тосунян: Спасибо.


Источник: http://www.otr-online.ru/programmi/segodnya-v-rossii-27580/garegin-tosunyan--61379.html



Назад

  • На уровень выше
  • Финансы на каждый день
  • Защита прав потребителей
  • Финансовые калькуляторы
  • Тесты
  • Детям и молодежи о финансах
  • Архив материалов
  • Для участников проекта
  • Для СМИ
  • О проекте